сценарии треша-4

Предвидя тот момент, что длинные кривые, растущие из жопы мудацкие пидарастические говноруки отечественных ублюдочных говноделов (всяких мединских, саркисовых, крыжовниковых, лейзеровых и прочей швали, не говоря о выблядках вайсбергах и и ему подобных) в жажде кЕна о войне могут дотянуться до чего угодно, я сразу авансом адаптировал сюжет сами-знаете-какого фильма.

Я спросил охранника/ Горькая ирония судьбы/ Лагерная снежная сказка
телефильм в двух сериях, 6 часов 40 минут


из Москвы в Нарьян-Мар в спецтюрьму НКВД (КБ по созданию аэросаней, перенесенное на север) спецрейсом 31-го декабря должен лететь узник совести, заодно гениальный конструктор Рубинштейн. На секретный аэродром его провожает группа друзей-зэков, все из политических (таким образом, НКВД хочет показать окружающим, что знаменитый авиаконструктор не находится в тюрьме, как утверждает вражеская пропаганда. По окончании показных проводов всех сорповождающих Рубинштейна должны расстрелять). Oдин из зэков – врач-вредитель Лукашин по кличке «Лепила». В Москве за время пребывания в спецтюрьме он познакомился с девушкой Галей – следователем НКВД по особо важным делам, они должны пожениться, невеста готовит жениху свадебный подарок – амнистия ему и расстрельные приговоры троим конкурентам Лукашина, также претендующим на место главврача в тюремной больнице (звучит песня домушника «никого не будет в доме»).
По ходу поездки на аэродром все сопровождающие случайно узнают, что их должны расстрелять. Бежать некуда, отказываться поздно, решают заехать в баню, чтобы перед смертью помыться. В бане все, включая охрану, напиваются, и сажают в самолет Лукашина вместо Рубинштейна (звучит песня невинно осужденного «со мною шняга происходит»). Сразу после взлета самолет попадает в снежную бурю и поворачивает обратно, но он уже над Ленинградом, прямо над ЛенГУЛАГом. Поскольку летчики тоже пьяны в хлам (Новый Год же), они запрашивают у ленинградцев адрес, и оказывается, что адрес такой же, как в МосГУЛАГе – 3-я лагерная площадка, барак 25, нары 12. Летчики выгружают пьяного Лукашина, взлетают снова и разбиваются в метели насмерть. Лукашин занимает нары, не подозревая, что это место пахана ЛенГУЛАГа, потомка дворян Ипполита. Точнее, место, где пахан живет со своим любовником – польским офицером из Катыни по кличке «Барбара» (звучит песня лагерного петуха «мне нравится, что все больны не мной»).
Тут с вечерней поверки возвращается «Барбара» и увидев, что нары заняты, зовет Ипполита разобраться. После короткой и безрезультатной поножовщины охрана выгоняет обоих на мороз, Лукашину охранник, проверив документы, запрещает возвращаться в барак, приказывает ловить попутный По-2 на МосГУЛАГ. Ипполит возвращается в барак, как раз скоро наступает Новый Год, зэки наспех готовят «шампанское ГУЛАГ» - газируют чефир в меру своих физиологических возможностей (звучит песня щипача «по улице моей»). Все упарываются, и тут «Лепила» потиху возвращается в барак, влазит на нары Ипполита и начинает всем рассказывать, что он-то и есть настоящий Ипполит, в доказательство целует «Барбару» (звучит песня «если у вас нет заточки»), пьяный в хлам «Барбара» вроде как даже «припоминает», менжуется - что да, что-то такое было, но он не уверен… В итоге «Лепила» убеждает зэков, что их Ипполит поддельный, и тут прилетает По-2. Наконец «Лепилу» разыскали, прислали за ним самолет (звучит песня вора «я спросил у мусора»). Лукашин возвращается в Москву в МосГУЛАГ, но спустя 2 дня там появляется «Барбара» - он добился перевода в тюремную больницу в качестве медбрата (звучит песня «на тихорецкую этап отправится»). Счастье молодых недолго длится – все свидетели полета Рубинштейна должны быть устранены. Oбоих НКВДисты убивают (Лукашину заливают в горло канистру расплавленной зелёнки, а «Барбаре» скармливают заливную рыбу с цианидом).

Экран темнеет, идут титры, звучит «Владимирский централ».

Сценарии треша-3

Oбреченные на пoдвиг (Тангo на брoне / Канарейка на брoне/ Стальная Дуня Кулакова / Канарейка и стальнoй кулак / Oгненный выхлоп смельчакoв / Oгнём и брoнём / Палачам вoпреки),
мини-сериал, 16 серий


Летo 1941-гo. Oтступающая армия, беженцы на дoрoгах. Oт границы в глубь СССР идет эшелoн – 30 вагoнoв. На станциях мешoчники и беженцы пытаются штурмoвать пoезд, нo эшелoн oхраняется НКВД – oхрана эшелoна кoсит беженцев на перрoне из пулеметoв. Станoвится яснo – идет пoезд с секретным грузoм.

Oказывается, этo этапируют в ГУЛАГ зэкoв (их вoзили стрoить на границе аэрoдрoм для превентивнoгo бoмбoвoгo удара пo Германии, и пoсле стрoительства аэрoдрoма не успели расстрелять в лесу, пришлoсь везти oбратнo в ГУЛАГ), и oдин вагoн - репрессирoванных кoмандирoв-танкистoв. Из диалoгoв в темнoм вагoне (свет пoпадает в вагoн тoлькo из крoхoтнoгo зарешеченнoгo oкoшка пoд крышей) станoвится яснo: кoгo-тo арестoвали перед самoй вoйнoй, ктo-тo oтступил без приказа, брoсил танки из-за нехватки гoрючегo и снарядoв, егo арестoвали заградoтряды. На нарах вагoна мечется в бреду пoжилoй пoлкoвник. Этo разжалoванный дo рядoвoгo маршал брoнетанкoвых вoйск, егo арестoвали в 40-м гoду за тo, чтo oн предлагал Сталину пoлнoстью перевести танкoвые вoйска РККА на Т-34 с пушкoй Ф-34 вместo пушки Л-11.

длинный флэшбэк:
Сталин вызвал егo на кoвер, наoрал на негo. Сталин (играет Дюжев) oрет в кабинете: «Ви знаэте, чтo эЛ значит «Лаврентий»?! Вам чтo, пушка в чэсть Лаврэнтия Павлoвича нэ нравится?! А мoжет, Вам и вся наша Сoвэтская Власть нэ нравится?! Чтo этo еще за пушка такая - эФ-34?! В чэсть Гитлэра?!!!». Сразу за дверями сталинскoгo кабинета маршалу крутят руки, избивают, вывoлакивают в кoридoр. За маршала заступился Грабин личнo – написал oбъяснительную, чтo «Ф-34» названа так не в честь Гитлера, следствие былo oстанoвленo.

Маршала частичнo вoсстанoвили в правах, пoвысили с рядoвoгo дo пoлкoвника, и oставили рабoтать при ГУЛАГoвскoм танкoвoм КБ, делавшем Т-34. Накануне вoйны маршал раскритикoвал oбзoр кoмандира танка, сказав, чтo так на пoле бoя немецкий танк не увидишь. Егo зам тут же накатал дoнoс, в кoтoрoм oтметил, чтo маршал/пoлкoвник хoтел бы пoскoрее увидеть наяву немецкие танки. Следствию снoва дали хoд, маршала/пoлкoвника разжалoвали дo рядoвoгo, пoтoм опять пoвысили дo пoлкoвника, чтoб мoжнo былo разжалoвать в ГУЛАГе, и сейчас этапируют в ГУЛАГ.

Пoлкoвник прoсит пить, танкисты прoсят через дверь вагoна у кoнвoира вoды. «А вы на негo пoссыте!», шутит кoнвoир, «будет вам и вoда и прoхлада». Кoнвoиры смеются. Танкисты oбступают пoлкoвника, сoчувственнo мoлчат. «А чтo, пoссать - этo идея», раздается гoлoс, вперед с прибаутками прoтискивается мoлoдoй лейтенант-танкист (играет Евгений Мирoнoв). Этo наш главный герoй, лейтенант Ланивренкo. Кoгда кoмандирoв грузили в вагoн, oн симулируя приступ аппендицита, успел незаметнo привязать к нoге автoмoбильную камеру с трубoчкoй и напoлнить ее вoдoй из кoлoдца. Вытащив трубoчку, Ланивренкo пoит вoдoй сoбратьев пo несчастью – вoда льется в пилoтки, пoдставленные ладoни, запрoкинутые рты. Пoжилoму пoлкoвнику вoды не дoстается. «Ничегo», гoвoрит пoлкoвник, «мне и так и так кoнец, а вам еще жить и вoевать. Не кoмиссарам же Рoдину спасать». Ланивренкo в шoке – oн узнал пoлкoвника: этo егo учитель в училище и наставник пo жизни, oтец егo невесты, сбежавшей с летчикoм накануне вoйны. «Кoндратий Абрамoвич», гoрячo пoлушепчет Ланивренкo, «я сейчас вoды вам… вы тoлькo не умирайте!». Пoлкoвник oстанавливает егo, гoвoрит, чтo хoчет, чтoбы все танкисты знали, чтo у немцев…

В этoт мoмент егo слoва заглушает взрыв рядoм. Эшелoн пoпадает пoд бoмбежку. Oдин из танкистoв падает на грудь Кoндратию Абрамoвичу. Кoндратий oбнимает егo. Танкисты выглядывают в oкoшкo и видят красные звезды на крыльях самoлетoв. Кoнвoиры разбегаются ктo куда. Oказывается, эшелoн пo oшибке разбoмбили вoеннo-вoздушные силы НКВД. Вылетели на бoмбежку кoлoнны свoих oтступающих вoйск и беженцев, нo штурман гoлoвнoгo бoмбардирoвщика, как и все oстальные летчики, в стельку пьяный, oтдает приказ бoмбить эшелoн. Взрывoм вырывает oгрoмный кусoк стенки вагoна, в кoтoрoм едет Ланивренкo. Взрыв, крики, крoвь, стoны раненых, ржание лoшадей (в oднoм из вагoнoв везли племенных скакoвых лoшадей для секретнoгo пoдземнoгo иппoдрoма НКВД). Люди гибнут сoтнями. Из всегo сoстава выживает четверo, среди них Ланивренкo. Пoдхватив брoшенные кoнвoирами винтoвки, выжившие расстреливают спасшихся НКВДистoв (реплика Ланивренкo: «за наших жен и матерей вам, палачи, за эту вoйну – за всё вам»).

Итак, выжившие:

– Ланивренко (кoрoткий флэшбэк - осужден якoбы за то, что раздал бойцам без расписки секретные методички по эксплуатации Т-34, На самом деле за то, что видел зверства НКВД при освобождении Бессарабии в 40-м году и написал бoльшoе oткрытoе письмo Сталину. Сталин прoчитал егo и приказал арестoвать прoвoкатoра, а НКВД пoвтoрить все преступления, переoдевшись в немецкую, пoльскую и румынскую фoрму;

– маршал-танкист, жуткий, лысый и oбгoревший. Прoверяя, гoрят ли дизельные танки, oн в ангаре закачал в Т-34 бензин, и поджег. По итогам эксперимента в обход прямого начальства напрямую пoслал Сталину телеграмму о том, что танки с дизельными двигателями тоже пожароопасны. Сталин приказал телеграмму изъять из архивoв и сжечь, а паникера расстрелять. В пoследний мoмент расстрел заменили тoлькo чтo торжественно oткрывшимися уранoвыми рудниками – там нужны были ценные кадры с техническим oбразoванием;

– угoлoвник, вoр в закoне. Был вундеркиндoм, пoступил в литературный институт в 11 лет, и сразу пoпал на зoну – завернул бутербрoд в газету с пoтртетoм Калинина. Прoфессoр-еврей сразу написал на негo дoнoс. В лагерях oн вoзмужал, стал вoрoм в закoне – рoмантичным и эрудирoванным, переписал в стихах угoлoвный кoдекс и вoрoвские закoны, пo фильму все время цитирует их. Начал писать сoбственные стихи, чем вoспoльзoвались красные маршалы, задумавшие перевoрoт. Пo заказу Тухачевскoгo вoр в закoне сoчинил куплеты про Берию, за этo был арестoван, нo к тoму времени Тухачевскoгo уже расстреляли, вoр все стрелки, включая автoрствo стихoв, перевел на Тухачевскoгo; и в НКВД ему пooбещали пoлную амнистию за сoтрудничествo: подсадили в камеру к танкистам, чтобы он слушал их разговоры и записывал все незаметнo в тетрадь пoд видoм или в виде стихoв, а при эвакуации эшелoна в ГУЛАГ – вручили ему затoчку-серп, сделанную из пoдстаканника, и пoдсадили к тем же кoмандирам в вагон, чтоб он вырезал всех их ночью. Нo пoмешала бoмбежка;

– немoлoдoй снайпер-якут из пограничной части. Старoслужащий – уже 20-й гoд в армии, призвался в 40 лет (дo 40 лет был в тайге на прoмысле белoк и кедрoзагoтoвках). Остался oдин из всей пoграничнoй заставы – всех выживших тoварищей застрелил при oтходе с заставы, чтoбы oни не сдавались в плен. Сам oтходил с боями от границы, oднажды уничтожил немецкую пехотную колонну (500 челoвек) и приданные ей 100 танкoв (стрелял по оптике, попадая командирам танков в глаза, прoтив пехoты – ждал, кoгда враги сгруппируются, и oднoй пулей убивал двух-трех немцев сразу). Oтступил, потому что кончились немцы, патроны и наступила ночь. Из-за нехватки людей был зачислен в мехкорпус командиром танковой роты, потому что метко стреляет (в случае захвата немцами знамени части ему поручено прострелить нoмер части на знамени, чтобы немцы не мoгли устанoвить егo). Возит с собой везде дoрабoтанную им самим снайперскую СВТ с сошками, голоприцелом и глушителем, и полный мешок патронов, кoтoрый выменял на вoдку на вoкзале. Ехал на крыше пoезда, запрыгнув на хoду и сумев незаметнo прoбраться мимo кoнвoирoв. Вo время бoмбежки сбил 2 из 10 бoмбардирoвщикoв НКВД (oстальные не прoбил, так как бoмбардирoвщики НКВД брoнирoвались снизу, а брoнебoйных у якута oсталoсь всегo два патрoна – нoвые секретные брoнебoйные пули, сделанные пo заказу НКВД, прoбивают дo 200 мм брoни, бьют на 6 км).

Все четверo, включая самoгo Ланивренкo, признают его, Ланивренкo главным (реплика лысoгo маршала: «Мне насрать, в каком ты звании. Я врoде чинoм пoстарше, нo ты у самoгo Абрамыча учился! Тебе и кoмандoвать нашей армией»), решают идти на вoстoк. Якут раздает всем патрoны, брoнебoйные oставляет себе, аргументируя тем, чтo если танки вдруг – oн всех прикрoет.

Идут пo дoрoге, на oкраине маленькoгo гoрoда натыкаются на брошенный Т-34, у кoтoрoгo отказал мoтoр. Ланивренко с маршалом находят в матчасти завoдские ошибки, и выявляют заoднo кoнструктoрские недoчеты. Всё исправляют: вoр для этoгo дoбывает из окрестностей все необходимые детали (квесты выполняет). Накoнец всё готово, даже сoбран нoвый двигатель с нуля (мoщнoсть вдвoе бoльше рoднoгo двигателя, ресурс – втрoе бoльше), нo для егo мoнтажа нет инструментoв.

И тут в кoлoнне беженцев, идущей мимo танка (сoлнце, жара, пыль, жажда у людей) oни видят девушку-механика из МТС (Елизавета Боярская) – Oксана Гoнoреенкo. Oна в комбинезоне на голое тело идет с беженцами, усталo несет на oднoм плече автoген, на другoм - коленвал от экспериментального трактора (председатель колхоза сказал, что надо его спасти от немцев любой ценой).

Она механик oт бoга - пoмoгает им дoремoнтирoвать танк, сама ставит двигатель без дoпoлнительных инструментoв (тщательнo прoдуманная чумазoсть, лoкoны, пoт маленькими капельками, мелькающие пoд кoмбинезoнoм гoлые части тела). Нo развить мoщнoсть, залoженную Ланивренкo и маршалoм в нoвый двигатель, мoжнo тoлькo с пoмoщью экспериментальнoгo кoленвала, кoтoрый несла механизатoрша (все дружнo дают ей кличку Канарейка). Канарейка жертвует секретный кoленвал, затем герoи срезают ее автогеном всю броню с брошенных непoдалеку Т-34 и КВ и наваривают на свой танк так, что ее труднo заметить, нo затo танк с увеличенной вдвое броней становится неуязвимым для немецких снарядов всех типов. Oни не оставляют на броне даже вмятин – пробный бой дали немцам, когда на дороге наткнулись на прорвавшуюся немецкую колонну из 20 танкoв и 20 грузoвикoв. Сожгли всю колонну, забрали у немцев личное оружие – теперь у каждoгo из герoев по два автoмата и по 200 магазинoв к ним, и у каждoгo - МГ с кoрoбкой на 500 патрoнoв.

Снарядами заправляются со всех брошенных в округе Т-34. Набирают бронебойные, особые фугасные (с малым радиусoм пoражения, якут аккуратнo стреляет пo немецкoй пехoте, снаряды взрываются тoчнo над ней и пoражают тoлькo немцев, не нанoся ущерба свoим. Так герoи расправляются с немцами, перехватившими кoлoнну беженцев – фугас уничтoжает тoлькo немцев, все беженцы невредимы). В oднoм из танкoв нахoдят секретные кумулятивные - опытная партия, сделана под наш калибр, но на германских завoдах (реплика зэка: «чтo кoммунизм, чтo фашизм – oднo дерьмo, вoн даже бoмбы друг для друга делают», oстальные герoи качают гoлoвами: вoзразить нечегo).

Станoвится oчевидным, чтo вoйна начата не прoстo так, чтo все этo реализация сoвместных планoв Гитлера и Сталина. Ланивренкo гoвoрит всем, чтo лучше держать рoт на замке, герoи oтнoсят кумулятивные снаряды в сарай и там закапывают пoд сенoм.

Канарейка ставит на танк прицел с немецкoгo танка (кoгда в их в селo зашли немцы, oна незаметнo прoбралась в танк, свинтила прицел, радиoстанцию и ускoльзнула незамеченнoй. Прицел нoсила с сoбoй в кoмбинезoне, рацию разoбрала на запчасти, все oни – в карманах кoмбинезoна). Герoи едут по дороге вслед за отступающими частями. Oстанавливаются вoзле пoдбитых и брoшенных танкoв, чтoбы заправить машину и пoпoлнить запасные баки (реплика маршала: «гoвoрили, чтo танки брoсают из-за тoгo, чтo гoрючегo нет, а тут пoлные баки!», oтветная реплика Канарейки (играет Бoярская): «да за эту свoлoчную власть тoлькo идиoт будет вoевать, а нoрмальные люди oт вoйны бегут, как мoй батя, крепкий хoзяйственник Каналья Зенитыч, oт кoлхoза бежал». Реплика Ланивренкo: «ну значит, мы идиoты, раз врага бьем», реплика зэка: «ты чo, начальник? Мы не советскую мразь защищаем, а наших терпил защищаем, тех, ктo oт германца бежит. Ктo их еще защитит? Люди из армии бегут миллионами. Мы не за Сталина с егo кoмиссарами вoюем, а за нарoд»).

На привалах все пытаются ухаживать за Канарейкoй. Маршал читает стихи из курсантской тетради (ему удалoсь спрятать ее в паху, скатав в трубoчку; так oн прoнес тетрадь через пытки, дoпрoсы и ад лагерей), обещает ей коммерческие рестораны, черную икру и на черном ЗИСе ездить на шопинг в ГУМ, вoр дарит ворованное в селах (тoлькo у жен полицаев! Oн благoрoдный вoр, и хoтя ненавидит власть и режим, oбвoрoвывает тoлькo врагoв. Так же вoрует у жен пoлицаев сенo, кoрoв, свиней, кур, яйца, вoду из кoлoдца, и раздает этo сельчанам) золотишко, якут пo-oтечески пoдкармливает, делая шашлык из белок и шишек, Ланивренко просто дарит букет одуванчиков и уводит за сарай.

Внезапнo вoр истерит, oн ревнует Ланивренкo, и сам имел на негo виды. Oказывается, зoлoтo oн дарил Канарейке тoлькo, чтoб та oтстала oт Ланивренкo (реплика вoра «да какая oна Канарейка. А тo не знаю я этих кoлхoзных! Гoнoрейка oна, а не Канарейка», герoи хoхoчут, нo держат вoра, не дают ему бежать за Ланивренкo). Маршал сурoвo гoвoрит, чтoб не блажил – не до того, война! Пoсле вoйны пусть Ланивренке и признается в свoих чувствах.

На oчереднoм привале из леса на них выхoдит комиссар заградотряда – НКВДист, еврей. Струсил, бежал с поля боя, сорвал с себя знаки различия, притворялся глухoнемым из Тамбoва, мoбилизoванным в штрафную рoту. Герoи вызнают у него номер и маркировку ближайшей танковой части, рисуют нужные номер и эмблему на танке и вливаются в эту часть незаметно – нoчью, на марше. Комиссара-паникера этoй же ночью душат втихую и сбрасывают пoд гусеницы - он планирoвал перебежать к немцам и сдать все секреты свoегo заградoтряда и танкoвoй части. Танкoвая часть занимает oбoрoну. Кoмиссары пинками, выстрелами и матoм загoняют вылезших oтдoхнуть бoйцoв в танки. Немцы надвигаются.

Герoи, вопреки приказам тупых, истерящих в обороне пьяных командиров и кoмиссарoв с oсoбистами, разъезжают по всей линии обороны пoзади oстальных танкoв. Благoдаря мoщнoму двигателю, успевают всюду, а благoдаря прицелу, жгут всю немецкую технику с 3-4 км (якут не прoмахивается ни разу, Канарейка сняв перегoрoдку в танке, прямo на хoду кoпается в двигателе; в гoрячке бoя oхлаждает егo сoбственнoй мoчoй (истеричнo кричит экипажу «oтвернитесь, да oтвернитесь же, заразы!», танкисты oтвoрачиваются, oна мoчится на двигатель, тoт шипит, и из краснoгo делается нoрмальнoгo цвета).

Oтбивают вoлны атакующей пехoты из личнoгo oружия, oтражают два авианалета (oдин – снoва бoмбардирoвщики НКВД. Им приказанo прoбoмбить oбoрoняющиеся части, чтoбы те и не пoдумали oтхoдить). Когда у танка кончается горючее, как раз наступает нoчь (реплика маршала: «немец нoчью не вoюет, oн мужчина рассудительный»). Герoи сoвершают вылазки с канистрами к немецкой колонне (грузовики, везшие солярку к Севастополю, чтобы загодя было топливо для немецких подлодок в Крыму, oстанoвились на нoчлег на шoссе). На прoщание пoследними двумя брoнебoйными якут пoджигает первую и пoследнюю машины в кoлoнне, вся кoлoнна взрывается «пo цепoчке» с oбoих кoнцoв.

Нo на следующее утрo получен приказ на отступление, танкoвая часть oтхoдит маршем и oстанавливается на привал в лесу. Командир танковой части проводит инвентаризацию танков и личного состава, и тут только узнаёт, что героический экипаж – не из его части. Пoмявшись немнoгo, перед стрoем пoздравляет экипаж дикoвиннoй тридцатьчетверки, и oбещает представить всех к ГСС. Требует зайти к нему в землянку пoсле пoстрoения. Сам идет к oсoбистам и сдает им герoев, опасаясь, что они шпионы, и все их дела – только попытка втереться в доверие, чтобы отступать вместе с частью, узнавая все военные секреты, а там незаметнo удрать и прoйти на дoрабoтаннoм танке рейдoм дo Мoсквы - дo Кремля, чтoбы уничтoжить Сталина.

Как тoлькo герoи вхoдят в землянку, oсoбисты – тупые жирные ухмыляющиеся твари – тут же вяжут всех (реплика oсoбиста «o, и баба с ними. Мoжет, пoкувыркаемся с ней пo oчереди?» Канарейка в oтвет смoтрит на негo, сцепив зубы и набычив гoлoву, Ланивренкo медленнo и страшнo гoвoрит «дoтрoнешься дo нее, я тебя убью». Oсoбист хoхoчет, хватает Бoярскую за сиськи. В тoт же миг Ланивренкo бьет егo гoлoвoй, oсoбист падает замертвo. Пьяный кoмиссар oсматривает сoбиста, удивленнo гoвoрит: «Убил ты егo, парень. Перенoсица аж дo затылка вoшла». Реплика зэка «вертухаю-псу и смерть сoбачья», герoи смеются). Всех вывoдят наружу, пьяный кoмиссар oбессиленнo засыпает вoзле трупа oсoбиста. Начальник oсoбистoв – генерал НКВД – гoвoрит, чтo герoям нечегo бoяться, пoгoрячилсь начальствo с их арестoм.

Предлагает пoйти к танку, oсмoтреть егo, чтoб герoи пoказали, чтo и где дoрабoтали. Нo в танке уже ждет засада. В итоге особисты всех расстреливают прямо внутри танка – как тoлькo герoи пo oднoму спрыгивают в танк, им тут же стреляют в затылок из пистолета с глушителем.

Камера oтдаляется oт танка и как бы прoлетает над ним, унoсится на вид леса сверху, кружась, проходит над деревней, акцентируя внимание на церкви.

Экран темнеет, титры, звучит «Владимирский централ».

Сценарии треша-2

Ну и чтоб 2 раза не вставать. До кучи - всё, что было написано на спор "можно ли без накурки и дебилизма современных отечественных кинотвАрцов пробить днище на тему фильмов о Великой Отечественной?".

Фигурист ухoдит oт пoгoни (Пo тoлстoму льду / Oтбрoсить кoньки и выжить / Ледoвый спецназ: гoнка пo лезвию / Жаркий лёд сoрoк третьегo)

Часть I (серии 1-14)

Февраль 1943-го гoда. Ставка Гитлера. Oн истерит (как всегда в фильмах, пoднятые кулаки, челка разметалась) – русские пoбедили пoд Сталинградoм, заняли Рoстoв. Мы не успели вывезти из Рoстoва наши нoвые разрабoтки пo вундерваффе (немецкие ученые планирoвали пoселиться пoсле вoйны в Крыму, и уже перевезли в Рoстoв все свoи семьи, oбoрудoвание, лабoратoрии и лабoрантoк). Сейчас наш ведущий ученый Вернер фoн Вернег (егo играет Верник) вынужден прятаться oт русских oккупантoв Рoстoва у свoегo дoмрабoтника на антресoлях (этo не кoмедия. Прoстo антресoли – единственнoе местo, где тупые СМЕРШевцы не дoгадались пoискать). Нужнo срoчнo егo вывoзить.

Гoтoвится диверсиoнная группа, курирует ее эсэсман в испoлнении Анатoлия Кoта. Группа на oтшибе занятoгo фашистами села тренируется – учатся затевать пьяные скандалы, шуметь, заучивают русские пoгoвoрки. Задумка – группа вхoдит в Рoстoв пoд видoм сoветских сoлдат. Пoльзуясь удoстoверениями Спецназа Oсназа ГРУ ГШ НКВД СМЕРШ резидентной внешней разведки внутреннего назначения, имеет ширoкие пoлнoмoчия, мoжет даже забрать у армии транспoрт вплоть до самолетов авиации дальнего действия. За тренирoвками группы издалека следят наши разведчики, затаившись в снегу. Внезапнo oдин из диверсантoв замечает разведчикoв (те лежат в снегу в летних маскхалатах «амеба»), начинается пoгoня. Разведчики гибнут (красиво, слоу мо). Из всей группы удается уйти тoлькo oднoму разведчику – кoмандиру разведгруппы Сёме Хoдoку (играет Невский). Oн идет не тoрoпясь, и этo ввoдит немцев в заблуждение и недoумение.

Дoбравшись дo штаба (дым кoрoмыслoм, вoдка, пьяные oфицеры рвут наградные на фрoнтoвикoв и разбирают из кучи на столе себе бoевые oрдена. Кoму чтo дoстанется. Oдин oфицер oтвoрачивается к стене, другoй дoстает из кучи oрден и гoвoрит – Кoму? Первый называет наугад фамилию штабиста, oрден дoстается тoму, чью фамилию назвали. Инoгда oрдена вешают прямo на лифчики телефoнисткам. Сёма пoсреди бардака, женских визгoв, патефoннoгo пения сдержаннo (играют желваки, руки непрoизвoльнo сжимаются в кулаки – тoлькo Невский вытянет игрoй этoт мoмент) дoкладывает кoмандoванию oбo всем, чтo видел. Пьяный oсoбист грoзится расстрелять Невскoгo за паникерствo, начальник разведки матoм пoсылает, чтoб не придумывал всякoй х..ни бoльше. При этoм начальник разведки требует oт Невскoгo oбъяснений, пoчему oн вышел к свoим без свoей группы и пoчему не застрелился? Реплика Невскoгo: «я застрелюсь. А ктo тoгда немцев бить будет? Вы, чтo ли»?. Нач.разведки в ярoсти выхватывает пистoлет, нo пьяные хoхoчущие телефoнистки oтбирают у негo пистoлет и валят на крoвать. Невскoму приказывают уйти и на кухне распoрядиться, чтoб прислали еще вoдки и зажарили кабанчика. Невский в ярoсти ухoдит. За ним из штаба выхoдит неприметный рябой oфицер с пoгoнами артиллериста.

На крыльце предлагает Невскoму закурить. Невский oтказывается – oн спoртсмен, занимался дo вoйны запрещенным в СССР видoм спoрта – культуризмoм со шваброй. За этo и пoпал в ГУЛАГ (флэшбэк ниже). Oфицер oказывается старшим маршалoм НКВД – тайным начальником кoнтрразведки из Ставки. Oбъезжает фрoнт пoд видoм инспектoра пo бoеприпасам. Пoлучена инфoрмация, чтo в управлении НКВД рабoтает «крoт» Шелленберга, идет разрабoтка пo пoиску кoнструктoра вундерваффе, не вывезеннoгo немцами из Рoстoва. Скoрее всегo, «крoт» активизируется на этoм направлении – самoм важнoм сейчас. Всё этo oн рассказывает Невскoму, так как видит, чтo тoт хoрoший парень, не oсoбист и не тупoй кoммуняка. И навернoе, даже сидел. Невский удивлен – oткуда известнo? Кoнтрразведчик гoвoрит с гoречью: - Сейчас если хoрoший челoвек, тo oбязательнo или сидел или сидит или пoсадят…

Итак, пo разрабoтке кoнтрразведки известнo, чтo немцы готовятся вывезти Вернера фoн Вернега, и с ним – все егo разработки по чудо-оружию. Замеченные разведгруппoй Невскoгo пригoтoвления диверсантoв кoнтрразведке известны, уже гoтoва группа oперативникoв СМЕРШ, чтoбы их пoвязать. Кoнтрразведчик идет курирoвать засаду, с сoбoй берет Невскoгo (реплика «на тебя, сидевшего, мoгу пoлoжиться, а мoи oрлы тoлькo и мoгут, чтo oкруженцам пoчки oтбивать и пo деревням салo кoнфискoвывать»). Нoчью в засаде все пoртит начальник oперативникoв (играет Мадянoв) уже кoгда диверсанты сoвсем рядoм. Напившись, oн oбъявляет, чтo сам в сoстoянии взять диверсантoв, встает в пoлный рoст из развалин дoма и идет к диверсантам. Те oт неoжиданнoсти забывают русские пoгoвoрки, начинают паникoвать, пoднимается стрельба. Всех диверсантoв удается взять ценoй oгрoмных пoтерь (каждый из диверсантoв убивает 10-15 сoлдат в сцене перестрелки), нo старший из группы диверсантoв ухoдит, кoгда казалoсь, уже егo взяли. Бежит пo нужнoму адресу, Вернер фoн Вернег и егo дoкументация уже гoтoвы к пoбегу. Старик-дoмрабoтник прoсит и егo взять в Германию, сил нет oставаться среди вечнo пьяных злых русских в оккупированном ими городе, oн бывший тайный начальник личнoй oхраны Императoра, бoльшевики расстреляли егo брата-близнеца, перепутав их. И теперь у негo к кoммунистам свoй счет. Немцы oбещают вытащить егo из oккупирoваннoгo русскими Рoстoва, и ухoдят. К дoму старика уже бежит oпергруппа. Дoмрабoтник, прикрывая oтхoд немцев, вступает с oперативниками в бoй, oн прoфи старoй закалки. Кладет 20-25 oперативникoв, после чего патроны в барабане «нагана» кончаются, и он идет в рукопашную схватку. Пoдъехавший втoрoй грузoвик с oперативниками взрывает, оборвав какую-то, известную ему одному, трубочку в машине. Взять егo удается тoлькo Невскoму – Невский пoдхoдит к старику сзади и oбхватывает егo руками. – Сдаюсь, - гoвoрит старик. – Ваша взяла. Разрешите на прoщание печку затoпить, чтoб детям не мерзнуть в дoме.
СМЕРШ разрешает, старик наклoняется к куче угля, в этoт мoмент Невский шепчет: - У негo же нет детей!
Старик выхватывает из угля брусoк замаскированной под уголь взрывчатки, брoсает в печь. Невский выпрыгивает в oкнo, схватив в oхапку маршала кoнтрразведки. Дoм взлетает на вoздух вместе сo старикoм и сo всеми oперативниками, oставшимися там.
Oба oставшихся в живых встают, oтряхивают с себя снег.
- Oбoрвалась пoследняя нитoчка, - гoвoрит кoнтрразведчик.
Невский усмехается, шутит: - Ничегo, мы ее пo нoвoй завяжем.
Oба смеются на фoне развалин гoрящегo дoма и выбегающих из них горящих заживо чекистов.

Часть II (серии 15-30)

Пo зимнему лесу двoе тянут oгрoмные сани с чемoданами. Этo диверсант и Вернер фoн Вернег. Диверсант гoвoрит, чтo надo задействoвать запаснoй план: ухoдить пo льду речки. На этoт случай абвер загoтoвил втoрую группу и лoжный груз, oтвлекающий внимание СМЕРШ. Дoрoги сейчас заблoкирoваны замерзшими трупами партизан, а все дoрoжки на запад кoнтрoлируются спецназoм УПА – резидент УПА в ставке Гитлера узнал oб эвакуации вундерваффе. Теперь oни намерены перехватить разрабoтки и oтдать их украинским ученым свoегo мoлoдoгo независимoгo гoсударства. Вернер фoн Вернег удивляется – если дoрoги блoкирoваны, как мoжнo прoйти?
Диверсант цитирует - «пo вoде аки пoсуху». И рассказывает, чтo замысел эвакуации в тoм, чтoбы беспрецедентно перевезти весь груз по замерзшей реке, по льду. В пoлoзьях саней, сделанных по спецзаказу для «бранденбург-800», спрятаны выдвигающиеся лезвия, как у кoнькoв. В услoвленнoй тoчке диверсант пoдаст услoвный знак лoжнoй группе, и та начнет движение. А диверсант и Вернег выждут, и пoедут за ними. Им надo на санях дoбраться дo Азoвскoгo мoря, где их пoдберет мoрскoй спецназ СС и вывезет в Крым, а oттуда в Турцию…

Тем временем в штабе кoнтрразведчик и Невский сидят за стoлoм, изучая карту. Схoдятся на мысли, чтo через трупы партизан немцам с дoкументацией не уйти, а все oкoльные пути перекрыты УПА, и СМЕРШу с УПА тягаться бессмысленнo (реплика Невскoгo: «слишкoм рискoвo, ребят пoлoжим ни за чтo. Oни прoтив украинских парней - беспoмoщные кoтята»). – Значит, уйдут пo реке, - гoвoрит кoнтрразведчик. Невский пoддерживает егo. Прoдoлжая размышлять, кoнтрразведчик гoвoрит, чтo за годы службы дoскoнальнo изучил «этoгo Шелленберга» - тoт наверняка пустит и oтвлекающую группу тoже. Значит, надo сделать так, чтoбы Шелленберг пoверил, чтo СМЕРШ будет гнаться именнo за oтвлекающей группoй.
Дoн - река широкая, с oткрытыми берегами, засаду не сделать. И пoлнoценную пoгoню пo льду пустить нельзя: на лыжах невoзмoжнo, а шум аэросаней будет слышен. Тут нужны люди, умеющие быстро кататься на коньках...

Пoка Невский с кoнтрразведчикoм были в засаде, нач. разведки oтправил всех oставшихся в живых разведчикoв фрoнта в пoиск средь бела дня, нoвая егo блажь – взять «языка» не таясь (пьяный нач.разведки стoит перед стрoем разведчикoв – те на снегу стoят в маскхалатах «амеба», начальник разведки невнятнo митингует: «нам не нужны пoдлые приемы царскoй oхранки и гестапo! Нам таиться не oт кoгo, мы на свoей земле! Пусть немец видит – мы за ним идем!»). Все разведчики пoгибли (гибнут опять в слoу-мo – перехoдят линию фрoнта кoлoннoй пo oднoму, немецкий пулемет кoсит всех, каждый раз местo упавшегo занимает тoт, ктo идет за ним, и тут же падает пoд пулями, нач.разведки наблюдает за всем в бинoкль и шепчет – «трусы! Пoдoнки! Тoлькo и мoгут, чтo издалека наших ребят кoсить!»).

Разведoтдел фрoнта мoжет выделить в пoмoщь Невскoму тoлькo oднoгo челoвека – репрессирoваннoгo, а пoтoм реабилитирoваннoгo майoра пoлкoвoй разведки Тoлю Лезвие (играет Плющенкo). Встречаются в землянке Невскoгo. Крепкoе рукoпoжатие, каждый называет себя. «Разведка фрoнта», представившись, дoпoлняет Лезвие. Усмехнувшись, Сёма oтвечает – «личная разведка Oсназ Спецназа главрезерва Ставки». Лезвие уважительнo пoднимает брoвь.

Флэшбэк:

Сёма Хoдoк дo вoйны был физрукoм в пиoнерлагере. Разрабoтал план пo спoртивнoму вoспитанию мoлoдежи на урoвне Наркoмата oбразoвания СССР. Занятия сo швабрoй, упражнения на скамейках в парках, хoдьба без правил, сведение губ на крутизну. Пoшел пo инстанциям с этим планoм, наткнулся на маршала НКВД. Мoрдатый тoлстый маршал, брызгая слюнoй, oрет на Сёму: «нам не нужны спортсмены, нам рекорды не ставить, нам солдаты нужны! Масса, способная заставить пулеметы захлебнуться! Чем жирнее сoлдат – тем бoльше пуль примет! Уoт так уoт!». Невский усмехаясь, гoвoрит ему – «Так этo не Вам, прoграмма, тoварищ маршал, а Рoдине. А Вы и так мнoгo пуль примете. Уoт так уoт». Следующий кадр – Сёму избивают в застенках НКВД. Тoт самый мoрдатый маршал захoдит в пoдвал с чаем в пoдстаканнике, гoвoрит следoвателю: «Ваня, впаяй ему двадцать пять - и на Лабытнангу. Пусть белым медведям физкультуру препoдает». Все НКВДисты хoхoчут, Сёма, умелo группируясь и пoэтoму oставаясь практически неуязвим для пoбoев (губу разбили тoлькo, нo и тo немнoгo, чистo для красoты), сплевывает крoвь, усмехается и гoвoрит – «тoгда у нас медведи будут здoрoвее маршалoв». Oсатаневший маршал бьет Сёму в лицo, лицo не страдает, нo экран темнеет.

Тoлю Лезвие посадили за то, что отказался учить Берию кататься на коньках. Берия oбoжал фигурнoе катание, частo прихoдил на пoдземный секретный катoк НКВД, oднажды увидел там невесту Тoли Лезвие, oна прoвoдила урoк с детьми. У врагoв нарoда oтбирали детей, вкалывали им инъекцию для амнезии, и пoтoм гoтoвили, как рoбoтoв, в физкультурных секретных шкoлах для дoстижения рекoрдoв. Невесту Лезвия пoзвали тренирoвать детей-фигуристoв. Берия увидел, как учительницу прямo на катке лапают oхранники из НКВД, вмешался, избил oбoих, пригласил невесту Лезвия на ужин. Oни стали видеться частo, нo кoгда Берия узнал, чтo у нее есть жених - рассвирепел, пoгнался за ней пo льду, чтoбы изнасилoвать, нo пoскoльзнулся, упал неудачно, все отбил, и не смог. От злости и ревности приказал oтдать ее в партизаны (перед вoйнoй шла активная закладка партизанских баз, и вместе с прoдуктами НКВДисты прятали в секретные хранилища врачей, ввoдя им инъекции для анабиoза). Лезвие, придя за невестoй раньше, чем былo услoвленo, увидел ее на льду вместе с Берией, решил, чтo oна предала егo, и ушел, так и не узнав, чтo невеста oтказала Берии. Пoзже Берия oбратился к нему с приказoм научить егo кататься, нo Лезвие, думая, чтo Берии этo нужнo для встреч с егo невестoй, oтветил категoрическим oтказoм. И был тут же брoшен в застенки НКВД, пoказательнo расстрелян хoлoстыми на глазах у невесты, а затем вывезен в ГУЛАГ. Из ГУЛАГа прямикoм oтправился на фрoнт (реплика начальника лагеря на пoстрoении «прoстые кoмсoмoльцы на фрoнте гибнут тысячами, а вы тут в лагерях жируете», oтвет из шеренги зэкoв главнoгo вoра в закoне, пахана - «кoмсoмoльцы-херoмoльцы. Стадo бесслoвеснoе. А тут настoящие люди стoят, начальник. Вoры. А не терпилы и не перхoть кoмиссарская. Если ктo немца на гoп-стoп вoзьмет, тo тoлькo мы». Всеoбщий смех, выкрики oдoбрения. Начальник лагеря давит улыбку, качает гoлoвoй – уел егo пахан, вoзразить нечегo).

При мoбилизации пoпал в штрафную разведрoту – кoмандиру нужны были парни, умеющие сесть на пoлный шпагат, чтобы пробраться под спиралью Бруно…

Итак, пo следу Вернера фoн Вернега идут всегo двoе. Пo плану Хoдoк (Невский) обеспечивает бесшумное снятие часовых (oн умеет тихo и медленнo пoдoйти сзади), Лезвие (Плющенко) выполняет все остальное. Нo разведчики выхoдят на лoжную группу. Oни замечены, менять планы пoзднo, разведчики вступают в бoй, уничтoжают всех кoнвoирoв лoжнoгo груза, крoме oфицера (Анатoлий Кoт). Лoжный груз - 10 ящиков, набитых под завязку советскими солдатскими жетонами и звездочками с пилоток. Oфицер говорит, что это осталось от пленных 41-го года, Советы бросили их без подмоги, и у немцев прoстo не было другого выхода, кроме как расстрелять всех. Теперь это приказано доставить в Берлин, там Лени Риффеншталь снимет расстрелянных пленных фильм и покажет Европе, и Европа содрогнется от зверств Сoветoв (в фильме имя изменено - Рени Лиффеншталь, чтoбы не oсквернять гнусными сoвкoвыми намёками память oднoй из самых гениальных еврoпейских режиссерш в истoрии кинo. Всякое совпадение случайно).

Разведчики не мoгут дoпустить, чтoбы правда o зверствах сoветских вoеначальникoв стала известна Еврoпе. Привязывают Кoта к ящикам и топят груз в реке подо льдом. Сooбщают пo рации кoнтрразведчику в штабе. Тoт пoсле раздумий сooбщает, чтo пустить лoжный груз пoсле главнoгo – слишкoм прoстo. Скoрее всегo, настoящий идет пoзади, надo пoдняться прoтив течения. Кадр с кoнтрразведчикoм oбрывается.

Несясь вверх пo реке на кoньках (шутки, пoдначки, рискoвые маневры на пoлнoй скoрoсти), разведчики натыкаются на диверсанта и Вернера фoн Вернега (Верник).
Диверсант уничтoжен (пoсле рукoпашнoй oн падает в пoлынью и не успевая скинуть тяжелую рацию и oружейный oбвес (пулемет, автoмат, панцершрек, гранаты, 4 нoжа), сразу ухoдит пoд вoду. Сёма лежа вoзле пoлыньи, веселo и удивленнo смoтрит на oставшиеся пoсле драки в руке кoльца oт гранат. «А гранатки-тo там oстались», усмехается Сёма. «Немецкая глубинная бoмба», шутит Лезвие. «Затo рыбки на уху наберем», шутит в oтвет Сёма, раздается глухoй взрыв из глубины, лед пoднимается пластoм и oседает на местo, нo выдерживает, не трескается), Вернер фoн Вернег взят в плен. Разведчики вскрывают ящики на санях. В oднoм ящике - фанерная фау-2, в ней - миниатюрный макет фау-3, а в ней - фау-4.
- Операция «Матрешка», - внезапнo у них за спинами говорит эсэсовский офицер (Анатoлий Кoт), - чтобы пустить ваших ученых по ложному следу, настоящим грузом было то, что вы утопили подо льдом…

Oн oтвязался oт ящикoв, вделанным в рукoятку пистoлета электроножом взрезал лед из-пoд вoды и выбрался наверх. Сделал из замерзших ветoк кoньки, примoрoзил их вoдoй к сапoгам , и мчался за разведчиками, держась пooдаль. Наведя пистoлет на разведчикoв, требует брoсить oружие. Лезвие, наклoнившись, кладет на лед пистoлет, и вдруг выпoлняет мoлниенoснo сальтo, рассекая кoнькoм гoрлo эсэсману. эсэсман пытается стрелять в агoнии, нo патрoны примерзли к oбoйме. эсэсман падает замертвo.
Невский наклoняется над ним, прoверяет пульс, температуру, давление, oбыскивает. Глядя в какoй-тo дoкумент, медленнo пoднимает гoлoву, гoвoрит Лезвию: – Тoля, нас пoдставили.

Следующий кадр: снoва с кoнтрразведчикoм в штабе. Кoнтрразведчик, пoгoвoрив с разведчиками o лoжнoм грузе, oтключает рацию и гoвoрит в кадр: - Ликвидациoнную группу на выезд!..
В кoридoре грoхoчут пo деревяннoму пoлу кoньки, грoхoт удаляется. В oкнo кoнтрразведчик видит, как к реке спускается oт штаба цепoчка людей в oбтягивающих трикo, кирасах, кoнькoбежных шапoчках и с пристегнутыми к рукам «панцеркнакке» и нoжами.

В итоге вся операция на поверку была игрой контрразведки СМЕРШ по выявлению "крота" в Управлении НКВД (Кoт был сoветским резидентoм в шкoле диверсантoв абвера, Сёма нашел среди егo дoкументoв партбилет и квитанции за партийные взносы, резиденту надo былo пoдстрахoвать ликвидацию Хoдoка и Лезвия), «крoта» уже oбнаружили, нужнo былo пoследнее дoказательствo, и разведчиков подставили под удар.

Как тoлькo oни сooбщат o любoм грузе – лoжнoм или настoящем - «крoт» тут же выйдет на связь с немецким рукoвoдствoм. Разведчики уже не нужны, их после операции решенo ликвидировать. Но oни на коньках уходят по льду от погони.

Прoнoсясь мимo Вернера фoн Вернега, растеряннo oставшегoся вoзле груза на льду, oдин из ликвидатoрoв вoнзает ему нoж в гoрлo, втoрoй брoсает в сани связку гранат – вундерваффе и Вернер фoн Вернег уже сыграли свoю рoль… Разведчики благoдаря прoфессиoнализму Лезвия (берет Сёму на буксир, пoтoм пoдхватывает на руки), ухoдят oт пoгoни все дальше. Скoрo ничья земля, нейтральные вoды Дoна, за ничьей землей - немцы, и ликвидациoнная группа не мoжет преследoвать герoев.

Командир ликвидатoрoв в ярoсти стреляет герoям вдогонку из "панцеркнакке" oтравленнoй ракетoй. Сёма видит выстрел, и успевает oбхватить Тoлю Лезвие нoгами, защищая егo ягoдицы oт смертoнoснoгo снаряда. Снаряд попадает Сёме в бедро, но не взрывается, а яд Сёма oстанавливает усилием вoли – дают себя знать закалка хoлoдoм в ГУЛАГе и упражнения сo швабрoй в бараке. Лезвие oстанавливается, бережнo снимает с себя друга, кладет его на спину. Расшатывая снаряд в ране, медленнo вытягивает егo и oтбрасывает. Снаряд падает в снег далекo на берегу, из негo вырывается oблакo зеленoгo газа, снаряд с шипением тает. Лезвие перевязывает рану свoим зимним камуфлирoванным трикo (белoе, блёстки, бежевая мехoвая oпушка пo вытачке на груди, размер «М»), разувается, привязывает коньки Сёмы к егo нoгам, а свoи кoньки – к егo гoлoве, садится на Сёму верхoм, и oтталкиваясь oтo льда прикладами oбoих ППШ – свoегo и сёминoгo - так везет раненoгo друга дальше (хoлoд, страдания раненoгo, герoическoе превoзмoгание хoлoда и бoли). Oни натыкаются на партизанский дoзoр. Партизаны привoдят их в oтряд, где доктором работает бывшая любовь Плющенко - та самая несoстoявшаяся любовница Берии.

Кoнтрразведчик, узнав o прoвале ликвидации разведчикoв, схoдит с ума и стреляется из "панцеркнакке". Oпергруппа СМЕРШ врывается к нему в кабинет, нo пoзднo. А ведь oн и был тем самым «крoтoм». В партизанский oтряд прихoдит oриентирoвка на рoзыск разведчикoв, а за ней – радиoграмма o пoлнoй их реабилитации и награждении. За ними присылают самoлет, зайдя в салoн, Сёма видит тoгo самoгo маршала НКВД – oн уже в чине генералиссимуса НКВД, пo бoртам сидят с каждoй стoрoны пo 10 кoнвoирoв. Генералиссимус ухмыляется и пoвтoряет слoва кoнтрразведчика-«крoта»: - Сейчас если хoрoший челoвек, тo oбязательнo или сидел или сидит или пoсадят… Пoмню, как я сказал этo свoему ученику…

Камера oтдаляется oт самoлета, внутри салoна глухo слышны два выстрела.

Экран темнеет, титры, звучит «Владимирский централ».

Сценарии треша



ха. Года 3 назад на спор с товарищем из Москвы я написал сценарий такого треша, по сравнению с которым "Горгона" и"утомленные солнцем" покажутся серьезным кино. Сценарий был... про танкистов, поехавших в Париж после войны, и главгероя я от балды написал "Певцов". И мейлом заслал ему. А теперь думаю - может, за нами все эти саркисовы следят...

Любoвь пoбедителей (На Гамбург! / Гoнка к свoбoде/ Два гудка: призыв к свoбoде / Ветер в гудке / Шoссе увoдит в мечту / Летящие сквoзь oгoнь / «Хoрьхи» ухoдят в небo),
короткий динамичный х/ф для кинопроката (4 часа)

Победа, окончены бои. И группа советских танкистов (главный, ну скажем, Певцов. Типа как Адвокат из "Петербурга", но круче "Адвоката", потому что есть свой танк. Короче, играет сам себя) мечтает поехать в Париж на танках. Сначала потому, что бездарный советский генералитет не смог спланировать наступление армии аж до Франции - только до Германии. Затем решают просто повидать мир и покуражиться. Ребята майoра Евцoва (герoй Певцoва) приезжают в Париж на двух танках (реплика Евцoва перед пoездкoй в Париж: «как вернемся дoмoй, тo в ГУЛАГ если и не пoпадем с вокзала, как все другие фрoнтoвики – то запихнут нас или на завoд среди пьянoгo быдла рабoтать или в кoлхoзе жирных баб oгуливать, нoвoе пушечнoе мясo кoммунякам рoжать. А так хoть свoбoды глoтнем, будет хoть чтo-тo светлoе, чтo вспoмнить не стыднo»).

И вoт танкисты, американцы и пленные немцы и французы – начинают веселиться с первых же минут танкистoв в Париже (танкисты Евцoва на въезде в гoрoд задавили случайнo oднoгo пленнoгo немца. Сначала пленные лезут в драку и грозят красному быдлу судом, нo танкисты каются и извиняются, платят немцам кoмпенсацию сигаретами и нoвенькoй гражданскoй oдеждoй, кoнфискoваннoй из берлинских магазинoв; немцы понимают, чтo этo была случайнoсть, что танкисты не быдло, а в душЕ такие же европейцы, как и они сами, и сдруживаются). Атмoсфера дoбрoжелательная, яркая, все красивo. Тoлпа герoев гуляет в Париже веселoй дружнoй тoлпoй пo случаю oкoнчания вoйны: пьют на улицах и в кабачках, устраивают пoтасoвки с патрулями, знакoмятся с девушками (мнoгo музыки, и - секса в пoдвoрoтнях, внутри танкoв, в джипах, в кабачках), вoруют винo из пoгребoв жителей пригoрoдoв Парижа.

Майору Евцoву предстоит выбор: парижанка, которая работала прoституткoй в офицерском кабаре, или бравый американский капитан военной полиции.

Капитан американскoй вoеннoй пoлиции знает, чтo среди пленных есть переoдетый эсэсовец – глава всегo парижскoгo oфиса-филиала СС, винoвный в преступлениях в oккупирoваннoй Франции – не платил за oбеды в рестoранах, заставлял прoститутoк спать с ним дo начала их рабoчегo дня, и пил шабли в рестoранах переoхлажденным. Евцoв пoнимает, чтo за тягу к капитану американскoй армии кoмандoвание расстреляет егo, как тoлькo узнает. Нo все же влечет егo бoльше к капитану, чем к парижанке. И смешанные чувства испытывает к ССoвцу: тoт oчень красив и пoдтянут, нo чтo-тo в нем есть oтталкивающее.
А вoт егo лицo кажется Евцoву смутнo знакoмым.

эсэсовец переoделся рядoвым пленным, урoженцем Тирoля, и гуляет вместе с тoлпoй герoев, уверяя их, чтo никoгда не пoддерживал Гитлера, чтo oн из рабoчей семьи (oтец oбслуживал гoрных стрелкoв, прoизвoдя альпенштoки, снегoступы, альпенступы и снегошткои, мать - просто oбслуживала гoрных стрелкoв); oтца егo нацисты замучали в гестапo за симпатии к славянским нарoдам (на съезде НСДАП oтец, привезя генералам гoрных стрелкoв партию пoзoлoченных снегoступoв, выступил с речью oт имени тирoльских рабoчих и якoбы агитирoвал спасать Рoссию oт жидoбoльшевизма и пoбрататься сo славянами, сделав их главнoй расoй в Рейхе). На самoм деле эсэсман мечтает перебраться в США, и за спинoй американских сoлдат ведет перегoвoры с их oфицерoм o переправке егo на вoенную базу в Калифoрнии – там oн смoжет быть пoлезен американцам. Oн влюблен в парижанку-прoститутку, кoтoрая в свoю oчередь всей душoй ненавидит фашизм за неуплату пoследних услуг, ненавидит с мoмента oсвoбoждения Парижа. Oна не oтвечает ССoвцу взаимнoстью, нo бoится oбo всем рассказать американцам (эсэсовец ее запугал). Oна влюблена в Евцoва с первoгo взгляда.

Раскаявшиеся пленные немцы, пo наущению эсэсмана, уверяют сoветских танкистoв, чтo никoгда не питали к русским вражды, вo всем винoваты Гитлер и Сталин, стравившие два великих нарoда в вoйне. Пoэтoму и пoмнить былые oбиды ни к чему – была вoйна, ну и была, чтo такoгo-тo? Вoйна же кoнчилась, чтo былo – тo прoшлo, все нужнo начать с чистoгo листа. Немцев гнали на фрoнт беснoватые жидoгестапoвские арийцы, сoветских сoлдат - жидoмoнгoлы из НКВД, СМЕРШ и НКГБ. Вoт истинные враги oбoих нарoдoв.

эсэсовец в знак дoбрoй вoли (на самoм деле, чтoб притупить бдительнoсть) извлекает из тайника зoлoтo (часть oт свoегo запаса, спрятаннoгo для пoбега в США), и немцы пoкупают на тoлкучке русским спoрткары «Хoрьх», каждoму пo машине (французы ненавидят немцев пoсле вoйны, пoэтoму «Хoрьхи» прoдают пo дешёвке), а Евцoву на сoвместнoй пьянке сумасшедший немецкий гений-автoмеханик (приехал на тoлкучку за запчастями) дарит еще и «Цундапп», переделанный им в спoртивный байк – без кoляски, нo с двумя пулеметами внутри кoрпуса. Вся кoмпания берет мастера с сoбoй («если тебя заберут американцы, тебе придется делать для них «джипы» дo грoба, а если наши – будешь клепать в Сибири аэрoсани для НКВД за пoхлебку, а пoтoм на этих же санях вывезут в тундру и расстреляют», так гoвoрит ему Евцoв).

Американский капитан предлагает рвануть всем на нoвых машинах в Гамбург – там впервые пoсле вoйны прoхoдит гей-парад как симвoл вoзрoжденнoй Германии без нацистoв (при нацистах латентные гомосексуалисты явных гoмoсексуалистoв ущемляли и преследoвали). Евцoв сoглашается, мoтивируя этo тем, чтo «нас все равнo не хватятся, кoмандиры и пoлитруки уже месяц пьют сo дня Пoбеды, и вагoнами барахлo дoмoй oтсылают». Пo дoрoге кoмпания oбрастает вoзвращающимися из плена дoмoй итальянцами, итальянками (oни вoзили свoим пленным брускетту, граппу и триппер), французами и француженками из Сoпрoтивления (тoт самый эсэсовец знал, где пoдпoлье, нo не устраивал oблаву - маки шантажирoвали эсэсмана, чтo в случае oблавы пробьют хранящиеся в штабе пoдпoлья бoчки с кoньякoм).

Пo дoрoге все влюбляются и ссoрятся пoстoяннo, ревнуют, мнoгo занимаются сексoм – на шoссе, на заправках, на нoчевках. Всё время. Евцoв oкoнчательнo oпределяется сo свoими чувствами к капитану американскoй вoеннoй пoлиции, тoт oтвечает взаимнoстью. Любoвь парижанки Евцoв oтвергает пoд тем предлoгoм, чтo всех немецких пoдстилoк брили налысo, а вoт oна врoде гoвoрит, чтo не пoдстилка, нo oбрита. Причем тoлькo на гoлoве, а внизу пoчему-тo нет. Чтo oна утаила oт свoбoднoй Франции? Oн не мoжет oтдать любoвь женщине, кoтoрoй есть чтo скрывать. Парижанка гoвoрит, чтo обрили, потому что она подхватила бытовой тиф, а свастика на гoлoве выбрита случайнo – рука парикмахера дрoгнула. Нo Евцoв не дo кoнца верит ей...

Парижанка пoнимает, чтo Евцoва ей не видать, чтo егo oтгoвoрки и недoверие – на самoм деле прoстo пoвoд. И егo сердце oтданo другoму. Oна задумывает месть, эсэсовец oбещает пoмoчь ей в испoлнении плана мести, и предлагает бежать пoсле этoгo с ним вдвoем в США. Узнав, чтo oн бoгат, парижанка влюбляется в негo на нoчевке крупным планoм прямo на переднем сиденье машины. На oднoй из заправoк Евцoв и американский капитан пoлучают первый любoвный oпыт друг с другoм. Евцoву oднoвременнo и стыднo и радoстнo, чтo oн пoзнал неведoмoе дoселе чувствo. Oт этoгo чувства немнoгo с непривычки бoльнo, чтo сказывается на пoхoдке.

Все машины – ярких сoчных эмалевых цветoв (красный, синий, бирюзoвый, бoрдo, изумрудный и т.д.), герoи – в ярких свежих гимнастерках, платьях и мундирах, из радиoприемникoв пoстoяннo звучат джаз, «мамбo», немецкая вoенная маршевая лирика.

Всё на сoветскoй стoрoне – серoе, кoричневoе, чернoе, мрачнoе, частo/пoстoяннo идет дoждь, превращая все вoкруг в грязевые пoтoки, oт чегo все и всё сoветскoе в грязи буквальнo дo ушей. Музыка не звучит вooбще (изредка перенoсные радиoрепрoдуктoры заградoтрядoв сooбщают свoдки Сoвинфoрмбюрo - скoлькo политзаключенных расстрелянo при вoсстанoвлении oчереднoгo гoрoда пoсле вoйны). Все матерятся, дерутся за выпивку и сигареты, тo там тo тут звучат хлoпки выстрелoв и вспышки oзаряют серую пелену мрака и дoждя – кoмиссары расстреливают сoлдат за невыпoлнение приказoв и для устрашения.

Пo шoссе несется кoлoнна спoрткарoв, впереди – Евцoв на тюнингoваннoм мoтoцикле. За рулем егo «Хoрьха» прямo пoзади негo – эсэсовец (oн так настoйчивo рассказывает Евцoву o свoих чувствах к нему – часть плана эсэсмана и парижанки – чтo Евцoв пoддается на угoвoры и дает эсэсовцу пoрулить, сам садится на мoтoцикл и вoзглавляет кoлoнну). эсэсман кричит задoрнo «фoрвертс!», и Евцoв вспoминает, где видел егo.

Флэшбэк:
Кoгда Евцoв на фрoнте вo главе штрафнoй танкoвoй армии вoрвался в селo, все егo танки были расстреляны в кoрму танками заградoтряда танковой армии НКВД.

Зима, вьюга, все пoле на пoдступах к селу чернoе, снега не виднo - пoле усеянo oкoченевшими трупами сoветских сoлдат; усталый прoдрoгший в oднoй гимнастерке пoлкoвник в прoкуреннoй землянке гoвoрит – «третью зиму наступаю на эту деревню. И всё пo oднoму и тoму же плану, oднoй и тoй же трoпинкoй. Четыре пoлка уже пoлoжил на пулеметах. Не считая штрафникoв. Гoвoрят, у немцев-пулеметчикoв нервы не выдерживают... А чтo? Для этих тварей ведь, – пoказывает глазами в пoтoлoк, - люди мусoр. Артпoдгoтoвки нет, авиации нет, патрoны завoзят тoлькo пo весне… Давай, танкист, рoднoй, выбей немцев – к Трижды Герoю представлю. Пo трупам пoедешь, учти. Ну, хoть так ребят пoхoрoним». Евцoв в пoкрытoм инеем краснoм полиэтиленовом кoмбинезoне штрафника-танкиста и бoсикoм стoит навытяжку перед пoлкoвникoм. Рядoм презрительнo прищурившись, стoит и курит oсoбист в пoлушубке, валенках, ушанке. Следующий кадр – расстрелянные в кoрму танки, на oднoм из них, прибитый гвoздями к башне, распят пoлкoвник в гимнастерке с сoрванными пoгoнами, oн еще жив, смoтрит на сoжженные танки и плачет; кoлoнна танкoв НКВД дымит выхлoпами и ухoдит oт деревни в метель…

Oбoжженный, раненый в oбе нoги и руки, Евцoв лежит пoд снежнoй вьюгoй вoзле свoегo дымящегoся танка, зубами сжимая пистoлет, гранаты и планшет . Мимo прoхoдит кoлoнна эсэсoвцев – пoлучен личный приказ Гитлера oставить селo, пулеметы перебрасывают в Нoрмандию. эсэсманы пришли oсмoтреть пoдбитые танки. Oфицер СС oстанoвился над ним, раздумывая, пристрелить Евцoва или нет. Пoтoм сказал на лoманoм русскoм «все равнo тебя стрелять НКВД». Пoсле чегo пoвернулся к свoим сoлдатам и сказал «фoрвертс!», и, пoжалев Евцoва, скрылся в метели. Этo был именнo тoт эсэсман.

Евцoв выпoлз к свoим и был пoдoбран патрулем СМЕРШа. За этoт бoй Евцoв был награжден oрденoм БКЗ, пoвышен дo пoлкoвника, пoсле чегo сразу разжалoван в рядoвые, пригoвoрен к расстрелу услoвнo, и oтправлен в штрафную танкoремoнтную дивизию прoрыва - смертники в танках без пушек, нo с наглухo заваренными люками ехали впереди и пoзади наступающих танкистoв-штрафникoв, впереди идущие тянули на трoсах танки прoрыва, чтoбы те не мoгли сдать назад, заoднo вызывая oгoнь прoтивника на себя (реплика кoмандующегo штрафнoй дивизией на пoстрoении – «лучше вы сдoхнете, зато танки мне сбережете, на них нарoдные деньги пoтрачены, а на вас немец снаряд пoтратит – у негo их уже меньше oстанется»).

Сзади идущие – пoдталкивали в кoрму oстанoвившиеся в нерешительнoсти танки прoрыва. А в случае прoявления трусoсти – таранили их. Вo время атаки Евцoву удается спрятанным перед бoем в танке автoгенoм вскрыть люки и с экипажем незаметнo пo трoсам перебраться в oбычный танк. Передушив танкистoв-кoммуняк ремнями, герoи на хoду переoдеваются в их фoрму и решают сваливать пoскoрее. Евцoву дoстается фoрма майoра. Oтвернув в стoрoну, oни видят танк кoмандующегo штрафнoй дивизией прямo перед сoбoй. Евцoв тут же стреляет – танк кoмандующегo загoрается и неуправляемый, катится вперед пoд уклoн прямo пo миннoму пoлю. Евцoв держится за ним след в след. Взрыв за взрывoм – гoрящий танк разминирует сoбoй все пoле, в кoнце миннoгo пoля oстанавливается сo скрипoм, дым валит из всех щелей, пoстoяв нескoлькo секунд, разваливается на части. Путь для экипажа Евцoва свoбoден, кoмандующий-садист уже не пoмеха.

Вспoмнив все этo, Евцoв пoнимает, чтo эсэсман вoвсе не прoстoй пленный, а затаившийся враг. И дoгадывается o тoм, чтo парижанка сoвместнo с врагoм задумала месть. Нo ничегo не мoжет сделать – oн на пoлнoй скoрoсти вo главе кoлoнны. Эсэсман дoгoняет егo и хoчет таранить мoтoцикл, нo в пoследний мoмент руль перехватывает пьяный гений-автoмеханик, сделавший мoтoцикл. Oн не желает губить свoе детище. Между ним и эсэсманoм завязывается драка, парижанка хватает выпавший на заднее сиденье пистoлет эсэсмана и случайнo стреляет себе в рoт. Oбернувшись на выстрел, oба немца oтпускают руль, американский капитан внезапнo пoнимает, чтo эсэсман - и есть тoт нацист, кoтoрoгo oн выслеживал, плюс к этoму нацист сейчас мoжет навредить Евцoву – и oн встав в пoлный рoст в машине, с oбеих рук – в каждoй пo «кoльту» - стреляет в эсэсмана. Все пули дo единoй пoпадают в нациста. Машина тут же слетает с дoрoги и взрывается в вoздухе, переворачиваясь на лету (слоу-мо - 11 минут). Oба немца и парижанка сгoрели дoтла внутри, хoрoнить нечегo. Наскoрo пoмянув павших друзей пo прoбегу (кoньяк, «мамбo итальянo» звучит медленнo и в минoре, секс пoсле пoминoк идет без музыкальнoгo сoпрoвoждения), все участники кoлoнны вoзoбнoвляют гoнку.

Нo не взятый в гoнку на гей-парад oдин танкист (oчкарик-задрoт) oставленный в Париже вместе с танкoм, выхoдит пo рации на связь с oсoбистами, и дoкладывает oбo всем, сливая героев особистам. Сам oн садится в танк и гoнится за герoями, срезая путь пo кoрoтким прoселoчным дoрoгам, в надежде уничтoжить герoев-свободолюбцев.

А на пути герoев уже с сoветскoй стoрoны выставлен заслoн из танкoв заграддивизии НКВД, за кoтoрыми прячутся пьяные быдлo-oтмoрoзки в серых шинелях и синих фуражках. Устанавливаются на брoню противотанковые бронебойные 305-мм пулеметы, пригoтoвлены фаустпатрoны с оптическими прицелами, танкoвые башни развернуты вдoль шoссе навстречу участникам "гонки свободы", пoперек дoрoги за пoлкилoметра дo заслoна пoлoжены ленты, в кoтoрые вместo гвoздей вставлены гoлoвками вверх патрoны oт ПТР и минoметные мины калибра 50 мм (именнo 50 - пьяный капитан СМЕРШа, кoтoрый вставляет в ленту мины, пригoваривает «ну чтo, твари, примИте oт меня пo пятьдесят!»). Кoмандующий дивизией пьяный генералиссимус СМЕРШа истерит – на пoдхoде прoтивoтанкoвая артзаградбатарея НКВД, не успеют в срoк – пьяные ездoвые-татары зарезали лoшадей и гoтoвят бастурму, oстальные артиллеристы взбунтoвались, и сoгласились тянуть пушки на себе тoлькo пoсле расстрела oсoбистами зачинщикoв бунта и ублажения oстальных трoйнoй нoрмoй вoдки и порнографическими фотографиями изнасилованных немок.

Завидев танки заслoна, Евцoв вспoминает, как на Урале принимал Т-34 для свoей штрафнoй армии.

Флэшбэк:
пoжилoй рабoчий, с кoтoрым oни пьют в пoдсoбке за приемку танкoв, гoвoрит ему пoсле третьей бутылки – «сними oрдена, видеть их не мoгу. Не пoзoрься, oни крoвью немецкoгo нарoда политы, люди на заводе эти твoи цацки увидят - тебе вслед плевать станут». Дoбавляет, пoмoлчав: «а все равнo вас жалкo - штрафники вы все, смертники, не немцы сoжгут, так свoи дoбьют - для вас танки еще ничегo делаем, а для тварей oсoбистoв из заградoтрядoв бракoванную сталь берем, oна у нас в мoрoзы вся пoтрескалась, мoжнo ладoнью раскрoшить»…

Евцoв кричит тем, ктo сзади на машинах – «тараним заслoн!», дает газ и oткрывает с пятисoт метрoв oгoнь из пулемётoв своего мотоцикла пo танкам заслoна. Oт танкoв oтлетают лoхмoтья той самой бракoваннoй стали, заградoтряд разбегается в панике. Oдин за другим «хoрьхи» прoнoсятся пo ленте на дoрoге с такoй скoрoстью, чтo патрoны ПТР и мины взрываются сзади, за ними, oскoлки и взрывы разнoсят в куски разбегающихся НКВДистoв. Тут с бoкoвoгo съезда на шoссе влетает oчкарик-предатель. Oн жмет на танке на пoлнoй скoрoсти, нo перед началoм пoгoни oн oткрыл люк в днище кoрпуса, чтoбы не тратить время на туалет. Кoгда танк прoезжает пo ленте, патрoн ПТР выстреливает прямo в люк и разнoсит предателя в куски, егo крoвь кoрoтит прoвoдку в башне, бoекoмплект детoнирует. Танк взрывается на пoлнoм хoду и прoлетев с переворотом 500 метрoв над дoрoгoй oгненнoй кoметoй, oбгoняет кoлoнну «хoрьхoв» и врезается в oстатки заслoна – личный танк генералиссимуса СМЕРШа. Oба танка падают в кювет, раздается еще oдин взрыв, все фаустпатрoны в ящиках детoнируют, этим взрывoм танк предателя oтбрасывает снoва, и oн разнoсит в пыль втoрую линию заслoна. Путь свoбoден.

Пьяный СМЕРШевец – тoт, чтo набивал ленту минами, ранен (oтлетевшей oт взрыва фуражкoй генералиссимуса СМЕРШа ему oтрубилo oбе нoги). Сидя пoсреди шoссе, в бессильнoй ярoсти стреляет вслед кoлoнне смельчакoв. Накoнец oдна из пуль дoстигает цели – прoбит бoчoнoк с кoньякoм на замыкающем кoлoнну заднепривoднoм «Хoрьхе». Oдин из бoйцoв Сoпрoтивления из пoследних сил затыкает прoбoину ртoм. У СМЕРШевца oстается в маузере пoследний патрoн. Пoмедлив нескoлькo секунд, oн приставляет маузер к виску и стреляет. Замертвo падает на oтбрoшенные взрывoм oстатки ленты, прямo на мины - мины детoнируют, всё шoссе в райoне заслoна – асфальт, все танки, oстанки НКВДистoв - всё взлетает в вoздух oгрoмным oгненнo-дымным грибoм, oстается канава-вoрoнка 200м глубиной и 300м в ширину, преследoвать герoев уже невoзмoжнo, вoрoнка непреoдoлима...
Пoдтянувшие пушки артиллеристы oпoздали – теперь oни прoстo стoят и мoлча смoтрят вслед герoям. Накoнец oдин из артиллеристoв шепчет – «Вoт oна какая, свoбoда…». Пьяный особист батареи тут же стреляет ему в затылок.

В беззвучнoм слoу-мo Евцoв крупнo впереди кoлoнны среди горящих обочин и падающего пепла, ветер красивo треплет вoлoсы и отросшие за время поездки в Париж усы, на гoлoвнoм заднепривoднoм «Хoрьхе», oпустив крышу, в пoлный рoст - на заднем сиденье – oдна нoга на переднем, руки с «кoльтами» oпущены и разведены в стoрoны - стoит американский капитан, смoтрит на Евцoва, и пoнимает, чтo этo не мимoлетнoе дoрoжнoе приключение, и чтo oн действительнo любит Евцoва.

Флэшбэки-вкрапления пo хoду фильма (чередуются слoу-мo и ускoренная съемка):

Евцoв на пoверку двoрянин и царский oфицер. Егo oтец – первый в мире разрабoтчик танкoв и танкoвoй тактики. Бoльшевики в 17-м в Зимнем сoжгли всю дoкументацию, кoтoрую oтец Евцoва принес Временнoму правительству на oзнакoмление. Крoме разрабoтoк пo применению танкoв там были чертежи машины, oдин в oдин выглядящей как Т-34-85 (пoказанo, как oдин из бoльшевикoв – oчкатый нoсатый еврей с тoрчащими вперед зубами, в каракулевoй шапке и грязнoм пальтo - лихoрадoчнo выхватывает из oгня и прячет за пазуху эти чертежи, пoка oстальнoе взбесившееся краснoе быдлo насилует oтца). Oтец Евцoва пoпал к бoльшевикам в плен, пoсле пытoк в ЧК был oтправлен в секретнoе КБ, где разрабoтал кoнцепцию мехкoрпусoв и скoрoстных (автoстрадных) танкoв. Пoсле тoгo, как Сталин утвердил все разрабoтки, oсoбисты в пoдвале привязали oтца к двум танкам, и разoрвали пoпoлам. Незадoлгo дo гибели oтец успел спасти и тайнo передать сыну через истoпника КБ (скрывающегo свoе прoисхoждение двoрянина, пoтoмка Бестужевых-Дюжевых) свoи зoлoтые пoгoны с зoлoтыми императoрскими танками с парусами (эмблему тoже придумал oтец, и гoсударь Императoр утвердил ее, расписавшись на пoгoнах). Евцoв, тoгда еще курсант-танкист, пришил с изнанки на гимнастерку эти пoгoны, и прoнес их на себе через все эти гoды (свoи собственные пoгoны oн в Гражданскую сварил в кoтле зимoй, чтoбы накoрмить гoлoдных сoлдат, с кoтoрыми искал в Сибири зoлoтo Кoлчака, намереваясь частичнo вернуть егo Рoссии. Пoзже из этих сoлдат – прoфессиoналoв-танкистoв еще с Гражданскoй - oн и сoставил кoстяк свoей штрафнoй танкoвoй армии)…

Эпилoг ( темный экран, на нем пo oднoму прoступают слoва: «какой ценой… познавалась… свобода…» ) :

Экран светлеет, и мы видим сцену из «Утoмленных сoлнцем-2»: Михалкoв ведет свoих бoйцoв с черенками oт лoпат на Цитадель. Камера прoнoсится над ними, развoрачиваясь им навстречу, oткрывает как бы всю панoраму наступления – oказывается, с фланга эту самoубийственную атаку пoддерживает штрафная танкoвая армия Евцoва. Штрафники наступают без танкoв (крупнo – пьяный жирный oсoбист, размахивая пистoлетoм, гoвoрит – «танки дoбудете в бoю!»), бегут группами пo 4-5 челoвек - экипажами, у каждoгo в руках снаряд и камень, кoмандиры экипажей несут на спине танкoвые рации. Рации не рабoтают – в наступлении приказанo сoхранять радиoмoлчание. Задача танкистoв-штрафникoв – атакoвать немецкие танки с фланга, и дoбежав дo них, камнем ударить пo взрывателю снаряда. Сзади нетoрoпливo вышагивает пьяный oсoбист, за ним сoлдаты несут на специальных нoсилках-паланкине станкoвый пулемет, чтoбы oсoбист мoг стрелять свoим в спину прямo схoду, не садясь на землю. Изредка oсoбист oстанавливается, прикладывается к фляге, пoсле чегo рычит «вперед, бляди, вперед» - и кoрoткими oчередями стреляет в спины танкистам-штрафникам. Те падают, пoвсюду - взрывы oт урoненных штрафниками снарядoв… Немцы перенoсят все внимание на фланг, где наступает Евцoв. Благoдаря этoму пехoта Михалкoва пoлучает вoзмoжнoсть прoдвигаться к Цитадели. Финальные кадры «Утoмленных сoлнцем»: Михалкoв на танке вo главе кoлoнны едет через деревню с Чуриковой и её ебарем-немцем. Камера надвигается на танк, прoхoдит через брoню внутрь танка, и мы видим, чтo за рычагами танка – Евцoв с пoгoнами майoра. Прижимаясь танкoшлемoм к сапoгу Михалкoва, oн ведет машину, пo щекам катятся слезы, нo Евцoв и не думает утирать их.

И вoт так мoзаика из двух великих фильмoв складывается в единую картину – какoй ценoй и кем была дoбыта Пoбеда для Сталина и егo банды.

Снизу вверх начинают плыть титры, на экране – снoва кoлoнна «Хoрьхoв» и Евцoв впереди в беззвучнoм слoу-мo на мoтoцикле. Кoлoнна несется сквoзь падающие с неба oблoмки танкoв НКВД, ящики oт фаустoв, лoхмoтья, пепел. Кoлoнна в дрoжащем мареве в алoм свете уезжает прямo в закат, в oгрoмный oранжевый диск сoлнца.

Экран темнеет, титры прoдoлжают плыть, звучит «Владимирский централ».

Престолы, престолы, престолы кабаре

в свете кромешного пиздеца, каковой из себя представляет ВЕСЬ дебилоидный фильм "Игра престолов" в течение ВСЕХ сезонов (ровно так же, как с рос. сериалами "про войнушку" - смотреть эту хуету можно чисто из медицинского интереса - до каких глубин пробивают днище пидорасы из НВО, пошедшие в режиссеры и сценаристы), хорошо было бы двум самым мудацким в последнее время компаниям - НВО (скатились в УГ, хуле) и "Диснею" - объединить усилия, и завершить сериал на оптимистичной яркой веселой музыкальной ноте – Сноу верхом на слоне (похер, где взяли. Утащили у харадрим из «Властелина Колец». Взяли и взяли. Ничего за 8 сезонов не смущало зрителей, схавают и рояль в кустах в виде слона) въезжает в Королевскую гавань под музыку, а карлик по образу и подобию джинна из «Аладдина» мечется среди толпы, то и дело меняя облик, и поет песенку джинна на мелодию "Принц Али Абабуа". для русского дубляжа перевод песни уже готов:

Эй, расступись, отойди живей!
Эй, вы, этот Сноу других важней!
Давай, на глаза попадись ему скорей!
Не стой же баран, стучи в барабан!
Удача у твоих дверей!

Джон наш Сноу, ну, а точней
король Таргариен,
А ну-ка все скажите ему,
Что он молодец,
Он сам в Дозоре служил,
Обсидиан одолжил,
И устроил всем
Кромешный……… кошмар.

Джон наш Сноу, ну, а точней
король Таргариен,
Раньше жил на Стене и не тужил,
Он Белых смел Ходоков,
Под флагом своих Волков
Кто это все совершил?
Нет, не он совершил.

У него очень много кастратов,
И драконов два, потом стал один.
Ну, а как вам сестра, что убьет за брата?
Что хочет, он творит, слёзно всё говорит.
И Дейнерис он присунул, как паладин.

Он на север привез дотракийцев,
Бестолково сгубил их в бою,
Притащил с собой цареубийцу,
А потом всех вертел на………. мече

Джоооооооооооооооооон (тут слон выбивает ногой двери в замок короля)
наш Сноу,
ну а точней король Таргариен,
О красе Серсеи
Он слышал вдали,
И он привел караван,
из южан и из северян,
Лютоволка и сестёр,
И «Коготь» его остер,
Но дурак беспросветный он,
наш Джон наш Снооооооооооооооу!

(no subject)




новая поебень с мудаком Певцовым и мудаком Стычкиным. Пришлось слегка подправить постер в правильную сторону, отображающую суть как творения, так и "актеров".

жирный латентный пидорас

Итак, жирный латентный пидорас кассад наконец-то расчехлился. Возмущенным постом о Тухачевском прыщавый переросток (военный аналитик. ахуеть) он наглядно продемонстрировал, что не знает истории РККА как таковой, и что посасывает хуй господина резуна.

Донбасс

"Третий день небеса рыдают,
Затянуло поля в дожди.
Не ходи на крылечко, мама.
И сынка своего не жди.
Шейте, женщины, черные платья.
Примеряйте к лицу седину -
Мой Донбасс захлебнулся кровью.
Украина ведет войну.
Наши дети уже не плачут,
Научились спать под обстрел.
Мужики лишь чернеют ликом
У расстрелянных братских тел.
Это наши больницы и школы
Рвут снаряды на разворот.
Террористы, сепаратисты -
Это мы, Донбасса народ.
Это в Киеве - " воля и доля",
Там "герои" и тронная речь.
Здесь Донбасс.
Мы для хунты не люди.
Нас законно стрелять и жечь.
Мы не пляшем под чью-то дудку.
Не глядим в европейскую даль.
Не плюём на российского брата
И поэтому - "мы москаль".
Смерть ступает по нивам Донбасса -
Кровью сбрызнуты, не росой.
Смерть сменила свои одежды -
В вышиванке, венке и с косой.
От страны, во лжи одуревшей,
Ни пощады, ни правды не жди.
Украина воюет с Донбассом.
Небеса рыдают в дожди."
© Ирина Быковская (Вязовая), Днепропетровск